Относительные упражнения немецких политиков



Выборы в однопалатный парламент Федеративной Республики Германия состоятся в последней декаде сентября 2017 года – как четыре, восемь и двенадцать лет назад. Как и в 2005, 2009 и 2013 гг., лидером общественных симпатий является блок ХДС/ХСС во главе с федеральным канцлером А. Меркель.

Миграционное фиаско «Wir schaffen das!» удачно пришлось на середину электорального цикла. Наиболее тяжкие последствия приёма-размещения полутора миллионов «новых европейцев» купированы либо приглушены. Других масштабных провалов, сомнительных авантюр и даже медийных скандалов блок правящих партий не допускал.

Германия планомерно извлекает выгоды из своего финансово-экономического доминирования в Евросоюзе. Поэтапно смещая из Брюсселя в Берлин центр выработки решений – не в географическом или бюрократическом, но в политическом смысле. Уровень благосостояния избирателей растёт вместе с профицитом внешней торговли, правопорядок поддерживается, терроризм ограничен бытовыми вылазками, Brexit и Trump-shock лишь усиливают притягательность ламинарного развития ФРГ.

ХДС/ХСС вправе рассчитывать на позитивный результат грядущих выборов, сравнимый с победами недавнего прошлого:

  • 2005 год – 226 депутатских мандатов, поддержка 16.6 млн. (35.2%) немецких избирателей;
  • 2009 год – 239 парламентских кресел, одобрение 16.8 млн. (33.8%) активных сограждан;
  • 2013 год – 311 законодателей во фракции, поддержка 19.5 млн. (41.5%) избирателей ФРГ. Лучший результат за 20 лет, предваривший создание «Большой коалиции» из двух главных политических соперников – ХДС/ХСС и СДПГ.

Коалиция христианско-социалистических, христианско-демократических и социал-демократических партий ФРГ лишает интриги процесс и итоги выборов. Правящие силы обладают 503 мандатами из 630 и в любом случае получат квалифицированное большинство «На троих», сформируют кабинет министров, стратегию и тактику его действий на обозримую перспективу.

За всю историю объединённой Германии ХДС/ХСС и СДПГ контролировали в бундестаге не менее 460 кресел. Все соперники могут рассчитывать максимум на 100-120 мандатов. Кроме того, идеологические противоречия в многоугольнике СВДП, АдГ, «зелёных» и объединённых левых многократно сильнее, чем в устоявшемся и отлаженном правящем тандеме.

Согласно всем опросам общественного мнения, за две недели до выборов ХДС/ХСС обладает рейтингом 35-40%, СДПГ – 20-25%. Остальные немецкие партии идут в плотной группе отстающих с популярностью 8-10%, борются между собой и на формирование правительства не претендуют.

Европейские ожидания электоральных сюрпризов сменились спокойной уверенностью после выборов во Франции. Дестабилизирующее влияние «русских хакеров» опять же не задалось. Следы коварно-компьютерных взломов вроде бы обнаружили в штабе Э. Макрона – но лишь до подсчёта голосов. По мере публикации данных французского ЦИК сетевые улики растаяли и испарились. Вместе с самой вероятностью иностранного влияния на выборы в Пятой республике.

Немецкие политики первого калибра предсказуемо сосредоточились на внутренних проблемах, высказываясь о внешней политике эпизодическим образом. Что благотворно сказывается на качестве эпизодов – они получаются яркими, запоминающимися и вызывают активные дискуссии. За пределами Германии, что немаловажно. На финишном этапе предвыборной кампании красноречие международного уровня продемонстрировали три партийных лидера ФРГ. Они представляют три крупнейшие политические силы лидера Евросоюза.

Кандидат в канцлеры от СДПГ М. Шульц отозвался о президентском стаже Д. Трампа следующим образом:

«Не знаю, сколько он может продержаться в Белом Доме... на мой взгляд, он уже занимает свою должность слишком долго...»

На момент интервью М. Шульца сорок пятый президент США занимал свою должность 8.5 месяцев. В то время как номинально-главный соперник М. Шульца, фрау А. Меркель, занимает должность председателя ХДС более 17 лет, а кресло федерального канцлера – без малого 12 лет. Обладая хорошими шансами увеличить оба срока ещё на 4 года. Сам господин Шульц заседает в Европарламенте 23 года и председательствовал там же 5 лет. Оставив должность общеевропейскую для соискания главной должности в ФРГ.

Относительность политического времени – явное преимущество запасного кандидата в канцлеры ФРГ.

Кандидат в канцлеры и председатель СВДП К. Линднер ещё в середине августа призвал проявить реализм в немецко-российских отношениях:

«Крым никогда не вернётся в состав Украины, никакие санкции не помогут. Необходимо интегрировать РФ в европейский порядок, от этого зависит безопасность и благополучие Европы...статус Крыма можно вынести за скобки, отложить на неопределённый срок...»

Нормализация отношений с Россией востребована в широких кругах немецкой общественности и бизнеса. Призыв К. Линднера обеспечивает СВДП конкурентное преимущество над другими аутсайдерами выборов в бундестаг. Партия давно утратила былое значение «третьей силы», важной для формирования правящей коалиции. С 1969 по 1998 год – почти 30 лет! – СВДП перепрыгивала из одной коалиции в другую и доскакалась до нулевого парламентского представительства в 2013 году.
Нашумевшие слова К. Линднера призывают к реализму, но не предусматривают реализации. Относительность политических амбиций – очевидный конёк символического кандидата в канцлеры ФРГ.

Действующий бундесканцлер, фаворит сентябрьских выборов выдержала двухнедельную паузу и ответила квазиконкуренту с исторических позиций. Фрау А. Меркель сравнила Крым с... ГДР, заблудившись в аналогиях недавнего прошлого:

«Мы не можем признать Крым российским...а если бы к нам в ГДР было такое отношение – Германия поделена и тут ничего не изменишь?! Но мы отказались мириться с несправедливостью...»

И жители Крыма отказались мириться с несправедливостью государственного переворота февраля 2014! Отказались испытывать геноцид артиллерийской, националистической, блокадной, тарифной и прочей гiдности. Отказались от психопатического разгула «реформ», который невооружённым глазом виден и за сотни километров от Донбасса. Отказались от самого непродуманного последствия распада СССР. Отказались от догмата «Страна разделена и тут ничего не изменить!».
Этот отказ легитимизирован референдумом марта 2014 года с одобрением 96% участников. Воссоединение Германии обошлось без плебисцитов – будь то региональных или общегосударственных. Единая Германия вообще существовала всего 74 года, с 1871 по 1945. Причём десяток лет была оккупирована полностью, а западная часть страны остаётся таковой и поныне.

Упражнения действующего и (по всей вероятности) будущего канцлера ФРГ в исторических сравнениях – относительно убедительный аргумент в пользу обоснованности воссоединения Крыма с Россией.
Пусть и против воли автора – уроженки ГДР, активиста пионерской организации и немецкого комсомола, далёкой от оппозиционных настроений и антикоммунистических сомнений до внезапного обрушения Берлинской стены и воссоединения Германии.

Источник: www.grtribune.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.